• Место проведения
    Холидей Инн Лесная,
    Москва, улица Лесная, 15
  • Дата проведения
    15-16 ноября 2017
Eng | Rus

Россия - зарождающаяся сверхдержава в области мировых продовольственных ресурсов

05.09.20177639419

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky)

Россию часто рассматривают как страну, которая мало производит из того, что необходимо миру, помимо энергетического сырья. Зависимость от продажи нефти, похоже, является основной бомбой замедленного действия для будущего страны, учитывая, что Запад и Китай в настоящее время ориентированы на сокращение использования углеводородов. Однако по иронии судьбы Россия, похоже, извлекает выгоду из изменения климата, которому способствуют ее энергетические ресурсы. Ее перспективы в качестве крупнейшего в мире экспортера пшеницы и зерновой сверхдержавы довольно благоприятны, и не в последнюю очередь это связано с повышения глобальных температур.

В прошлом отчетном году в системе реализации, который длился с июля 2016 года по июнь 2017 года, Россия экспортировала 27,8 миллиона тонн пшеницы, что больше, чем весь Евросоюз. И она претендует на первое место в мире впервые с тех пор, как ЕС считается одним целым. По прогнозу министерства сельского хозяйства США, в текущем торговом году объемы экспорта России составят 31,5 миллиона тонн, что укрепит ее лидирующую роль в мире; из-за быстрого роста она уже испытывает инфраструктурные ограничения. Кроме того, Россия является ведущим экспортером кукурузы, ячменя и овса. Наряду с Украиной и Казахстаном, она все больше определяет мировые рынки зерна - экспертам рынка этот фактор известен как РУК.

Министр сельского хозяйства России Александр Ткачев неоднократно заявлял, что, на его взгляд, зерно рано или поздно вытеснит нефть в качестве крупнейшего источника экспортных поступлений страны. Кремль не склонен поддерживать это мнение - он, скорее, рассчитывает на технологический бум, но прогнозы Ткачева могут быть более реалистичными по ряду причин.
КОНТЕКСТ

Уборка урожая
Российское зерно вытесняет американское
Bloomberg06.09.2015
Зерно, потом огурцы
The Wall Street Journal04.06.2011
Россия становится зерновой сверхдержавой
Bloomberg09.10.2016

Первые две из них от России не зависят: рост мирового населения и изменение климата. В период с 2011 по 2016 годы ежегодный рост мирового потребления зерна составил в среднем 2,8%, и, по прогнозу Международного совета по зерну, до 2021 года оно будет повышаться на 1,4% в год. Вместе с тем климатические исследования показывают, что, по сравнению с концом 1980-х годов (времени распада Советского Союза, который более десяти лет негативно сказывался на состоянии сельского хозяйства в Евразии) повышение температуры в регионах Евразии, производящих зерновые, к 2020 году составит до 1,8 градуса, а к 2050 году - до 3,9 градуса. При этом наибольшее повышение температуры будет происходить в зимний период. Это означает, что урожайный сезон будет более продолжительным, а урожайность повысится. Повышение уровня углекислого газа в атмосфере также благоприятно для выращивания зерновых культур.

Климатический фактор, возможно, уже помогает России захватывать новые экспортные рынки в Азии, поскольку ее американские, канадские и австралийские конкуренты страдают от засухи.

Изменение климата означает, что российские хозяйства смогут расширять свои угодья на север - в регионы, земли в которых никогда не использовались для выращивания зерновых. Но что более важно, это поможет России (и в меньшей степени - Украине и Казахстану) вернуть пахотные земли площадью около 57 миллионов гектаров, которые перестали использоваться в период с 1991 по 2000 годы. В первые годы постсоветского капитализма эти земли были заброшены, поскольку они требовали слишком больших инвестиций, а прибыли от них было немного или не было вообще. Сейчас ситуация меняется в связи с климатическими причинами и благодаря технологическому прогрессу.

В последние годы в России и в соседних с ней странах, выращивающих зерно, существует беспощадная конкуренция. В результате перехода России к капиталистической экономике и почти неограниченной, но чрезмерно забюрократизированной торговли землей возникло несколько десятков крупных сельскохозяйственных конгломератов. Для повышения урожайности они взяли на вооружение западные технологии и с 2005 года, когда Кремль объявил сельское хозяйство одним из национальных приоритетов, получают от государства все более существенную поддержку.

Для российского экспорта эти вертикально интегрированные гиганты являются одновременно и благом (они стимулируют рост производства), и проблемой. В вышедшем недавно сборнике научных статей о евразийском пшеничном поясе подчеркивается, что мелкие частные хозяйства используют земли более эффективно и добиваться более высоких урожаев, чем корпорации. Авторы статей рекомендуют России, Украине и Казахстану провести реформу своего земельного законодательства, чтобы частным фермерам было легче вести хозяйство.

© РИА Новости, Дмитрий Степанов | Перейти в фотобанк
Уборка зерновых в Ставропольском крае

У России в этом отношении есть преимущество, поскольку она в начале 2000-х годов сняла ограничения на владение землей. У Украины сегодня даже нет легального земельного рынка, чем следует объяснить медленный рост производства зерна в этой стране в последние годы. Но учитывая, что большая часть промышленной базы страны сейчас находится в зоне боевых действий, Украина должна больше полагаться на сельское хозяйство. Кроме того, она находится в условиях давления со стороны Международного валютного фонда (МВФ), который требует от Киева разрешить свободную продажу земли. Хотя Украина с ее более теплым климатом выигрывает от глобального потепления меньше, чем Россия, она по-прежнему обладает огромным неиспользованным ресурсом.

Изменение климата, рост населения, остающееся технологическое отставание постсоветского сельского хозяйства от западного и возможность исправить недостатки нормативного регулирования - все вместе это обеспечивает России, Украине и Казахстану огромный потенциал роста. Хотя политические пути этих трех стран разошлись, у них, возможно, будет в какой-то степени общее экономическое будущее в постнефтяном мире.

Разумеется, ориентир на экспорт сельскохозяйственной продукции по-прежнему означает сырьевую зависимость и уязвимость перед глобальными тенденциями на рынке гораздо менее насыщенном, чем нефтяной рынок. Российская пшеница продавалась в 2012 году по цене 350 с долларов лишним за тонну, а сейчас ее цена упала до 180 долларов. Кроме того, рост в сельском хозяйстве зависит от государственной поддержки, в отличие от углеводородов, где правительство может пассивно предоставлять аренду.

Экспортная инфраструктура, с учетом того, что российское государство держит в своих руках транспорт, тоже является узким местом, которое требует денег от налогоплательщиков. Но поддержка со временем может принести свои плоды, если России удастся развить производство более высокоприбыльной сельскохозяйственной продукции - например, мяса, молока и овощей, которые страна импортирует. Российское правительство пытается стимулировать это развитие, введя эмбарго на западную продукцию, и это подстегнуло рост сельхозпроизводства. Но для реального прорыва отечественным производителям пока не хватает опыта и ресурсов.

Россия - даже при том, что ею руководит коррумпированный, реакционный авторитарный режим - по-прежнему является чрезвычайно жизнестойкой и способной восстанавливаться страной, которую не следует списывать со счетов как слаборазвитую экономику. Свидетельством тому является ее растущая роль на рынке зерна.

09.09.2017, 113 просмотров.

При поддержке